© 2007-2019 Роман Мокша

КОД  ДОСТУПА:

GODMODE 3.0

КНИГА ПЕРВАЯ:

ВЕЛИКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ К РЕАЛЬНОСТИ

"И наконец приходит день,

когда начинается великая мистерия мира.

День, когда из хрупких скорлуп человеческого

рождается вечно юное Сущее

и, расправив крыла вселенных,

стремит свой лёт в бесконечность.

Первенец из мертвых…

Когда-нибудь мы все станем богами."

Р. М., "Посвящение"

С самого раннего детства меня преследовали необычные состояния сознания. Некоторые из них, самые яркие, — как, например, выход из тела в момент одевания пальто ранним утром перед школой, — я описываю в книге. Такое микропробуждение. Только что продевал руки в рукава, и тут — бах! — и ты в космосе. Мне было девять лет тогда. И ничего — надел пальто и пошёл в школу.

Похожие состояния разной степени интенсивности случались в детстве довольно часто, и, к несчастью, никто не мог объяснить мне, что всё это значило, я рос в довольно атеистическом окружении и в описании мира окружавших меня людей никакой «другой реальности» за пределами обыденного состояния сознания просто не существовало. Единственная рекомендация, которую они могли мне дать — просто не обращать внимания, забыть.

Все мы сталкивались с чем-то подобным в раннем детстве. Всё магическое очарование детства как раз ведь оттуда родом, — из этого запределья, в котором все мы когда-то купались, зачастую даже не отдавая себе в этом отчета… И многие из нас потом просто забыли об этом, как забыли о многих вещах оттуда.

Тем не менее, я не забыл, потому что тогда уже чуял, что в этих состояниях содержится какое-то важное для меня послание, какая-то важная часть меня, и поэтому тема необычных состояний психики было первое, что меня заинтересовало в сознательном возрасте. Что же это всё-таки такое — эти выходы в безразмерный космос? Симптомы душевной болезни или проблески высшей реальности?

Оказалось, и то, и другое. В том смысле, что «просветлённый плавает в том же океане, в котором тонет безумец».

Вскоре я опознал, чем на самом деле являлись все эти необычные состояния, с детства будоражившие меня.

Это был вызов. И этот вызов позвал меня в дорогу. Я отправился в своё путешествие к реальности, повстречал своих первых помощников и учителей.

Разумеется, в своем поиске я очень быстро вышел на всевозможные духовные практики, которые вызывали состояния, схожие с теми, что я испытывал в детстве. Дыхательные упражнения, христианский исихазм, шаманизм, йога, суфийские вращения, тибетский буддизм, даосская алхимия…

Где-то через пару лет тренировок один из моих наставников вызвал меня к себе и с комической серьезностью сообщил, что, по его мнению, я готов к передаче тайной техники, которая полностью активирует мою макушечную чакру. «Ты должен быть готов к тому, что твоя жизнь полностью изменится», — сказал он.

Техника оказалась очень простой и я внутренне посмеялся над той театрализованной обстановкой секретности, в которой мой наставник передал мне эту практику. Вероятно, таким образом он просто хотел придать чуть больше значимости этому нехитрому упражнению, подумал я.

Тем не менее, я начал её практиковать, более или менее усердно, как вдруг случилось нечто, чего я никак не ожидал и к чему совершенно оказался не готов.

Примерно через месяц, после начала этой практики я вдруг снова вышел из тела. Только теперь это длилось не короткое мгновение, как в детстве. Нет, это длилось — полтора года. Ещё раз по слогам: целых полтора долбаных года, без перерыва на обед и заслуженный отдых. Пятьсот пятьдесят дней совершенно неописуемого пикового опыта, когда вместо старой доброй реальности тебя нон-стоп окружает какая-то немыслимая «бездна, звёзд полна», какой-то умопомрачительный микс из бодрствования и снов наяву, где ни времени, ни пространства в привычном понимании нет вообще, а вместо нормального физического тела у тебя какие-то энергетические щупальца, вихри и протуберанцы. Конечно же, я сказал своему наставнику большое спасибо.

Всё это время я оставался социально активным и работоспособным только потому, что каким-то чудом мне удавалось удерживать связь с телом и общепринятой реальностью, и помогала мне в этом, кстати, как раз та самая тайная практика, которую дал мой наставник.

Благодаря ей я как-то собирал себя день за днём, воссоздавал себя из пучины запредельности, ежесекундно грозившей меня поглотить, так что опыт, по всем параметрам обещавший перерасти в полноценный психоз и умопомешательство, превратился, в конечном итоге, в фантастическое переживание целостности мира за пределами рационального понимания.

И вот тогда-то я всё и понял. И я снова сказал своему наставнику большое человеческое спасибо, потому что это был чистый, ничем совершенно не обусловленный и никак совершенно не описуемый, старый добрый «вечный кайф» — неистощимый поток божественной благодати, искристое счастье переживания предельной истины, aha moment встречи с запредельным.

 

В общем, это было как раз оно — то, что обычно принято называть заезженным словечком «просветление», хотя мне больше нравится называть это видением, в том смысле, что просветлённый видит суть вещей, то есть воспринимает информацию в невообразимо большем объеме, чем человек в обычном состоянии. Видение — внерационально, и это состояние действительно выхода за пределы ума и тела в тотальную необусловленность реальности, в прямое знание природы вещей.

Более специфический термин обозначающий то же самое — полный подъём энергии кундалини.

Это состояние, когда ты оказываешься на вершине той Горы, куда карабкается все человечество, да и природа в целом — на вершине эволюции мозга и на вершине сознания одновременно.

Дело в том, что у этого изумительного состояния есть очень точный физический коррелят: мозг в этом состоянии работает на гамма-волнах, — самых быстрых мозговых волнах из известных на данный момент (для сравнения, если в состоянии обычного бодрствования электромагнитное излучение мозга колеблется в пределах 20-ти герц (бета-волны), то на гамма-оборотах подскакивает до 100 и выше), — а это значит, как минимум, две вещи. Во-первых, «просветление» это, с точки зрения физики и биологии, попросту особый режим функционирования мозга, а не какая-то мистическая чушь; а во-вторых, каждый по желанию может активировать этот режим работы мозга, достаточно лишь, образно выражаясь, ввести необходимый код доступа.

 

Тогда и родилась идея создания алгоритма практик, которые могли бы служить таким кодом доступа — очень простым и мощным — к высшему режиму функционирования психики (наверное, как-то так будет звучать определение просветления или видения в будущих учебниках по психиатрии). Точнее даже не создания (всё было создано до нас, — увы, это постмодернизм, детка), а вычленения этого алгоритма из множества существующих практик, методов и подходов.

 

Так я начал преподавательскую и исследовательскую деятельность в одном из НИИ на кафедре психологии — передавать, переваривать и исследовать свалившееся на меня откровение.

 

У меня появились клиенты, последователи и ученики, поток рос, и всё шло довольно-таки неплохо до тех пор, пока я не начал обнаруживать одну проблему.

 

Проблема эта заключалась в следующем. В какой-то момент я просто перестал понимать проблемы своих клиентов и учеников. При взгляде с вершины Горы путь наверх кажется лёгким, но он не таков, когда ты застрял в каком-то болоте на пути к ней. С высоты своего блаженства я искренне не понимал, почему первые шаги даются некоторым моим ученикам так тяжело, хотя на самом деле это так легко.

 

И тогда я решил провести экспериментальную проверку всего метода, включая его секретную часть, на предмет предельной эффективности. Вопрос я ставил так: действительно ли это особое состояние работы мозга, которое известно в духовных традициях как просветление, доступно каждому человеку или это удел избранных?

 

Эксперимент я решил проводить разумеется на себе. Задача стояла следующая: опуститься в самое низкое из возможных для меня человеческих состояний, надёжно зарасти там привязанностями и позволить им высосать из меня всю энергию, чтобы затем найти способ из этого состояния полнейшей опустошенности, зависимости и раздробленности вылезти, опираясь только на собственные силы и известные мне практики, и вернуться назад — на вершину целостности, к «вечному кайфу» и энергетическому изобилию. Это и стало бы финальной проверкой метода.

 

Я принял решение начать свой эксперимент в 2007 году, но мне потребовалось ещё несколько лет, чтобы, преодолев вполне обоснованные страхи, окончательно отважиться на бесповоротное нисхождение и последовать за теми симптомами и напряжениями, которые звали меня вниз — тщательно исследовать их причины, познать на собственном опыте, как глубока бездна человеческого отчаяния, осознанно исследовать состояния крайней отделённости от Бога, состояния полного забвения и заброшенности, и — что самое главное — посмотреть, а есть ли выход из ловушки этой безнадёжности, возможно ли человеку вновь подняться к свету Духа из самой тьмы своей омрачённости и крайнего энергетического истощения.

 

В качестве катализаторов своего грехопадения я использовал с виду «безобидные» зависимости — пищевую, табачную, алкогольную, игровую. Было довольно весело. Спускаться в ад — это вообще довольно увеселительное занятие. Это как прокатиться на американских горках. Плюсы — ты получаешь кратковременный эндорфиновый кайф. Минусы — это быстро заканчивается. Это заканчивается так же быстро, как заканчивается здоровье, а здоровье на этих виражах летит к финишу быстрее, чем призовая лошадь. И потом наступает неизбежный отходняк.

 

В конечном итоге, несмотря на то, что я начал свой спуск вниз намеренно и осознанно, мой эксперимент оказался гораздо опаснее, чем я предполагал в самом начале. Я оказался на дне, и уже совсем скоро я обнаружил, что ситуация полностью выходит из-под моего контроля…

 

Первая редакция этой книги вышла 10 лет назад, прямо перед самым началом моего путешествия в ад и обратно. Тогда я и представить не мог, насколько всё это затянется и чем, в конечном итоге, обернётся.

Роман Мокша