Мухомор


Мое самое первое воспоминание в жизни - мухомор.


С этого-то вся эта фигня и началась.


На самом деле, вся фигня началась еще до моего зачатия.Я был зачат на Урале, куда мои родители за несколько месяцев до этого перебрались из средней полосы России. Сейчас мне кажется, они уехали туда только для того, чтобы зачать там меня, купить мне мою кружку и вернуться назад. Потому что на самом деле все так и произошло: приехав на Урал с целью там обосноваться и строить свою жизнь, мои родители в силу ряда обстоятельств не прожили там и больше года, - они успели зачать там меня, купить мне, еще нерожденному, эту самую кружку, и после этого сразу вернулись назад, в родительское гнездо под Тулой, где я уже благополучно появился на этот свет, и потом - больше мои родители никогда в своей жизни этого своего гнезда не покидали.



Вы спросите, при чем тут Тула? То есть, я хотел сказать, при чем тут кружка? В этом-то все и дело. Это, говоря киношным языком, ключевая деталь сценария. Долбаный мухомор был изображен как раз на ней.


Большой гриб с красной в крапинку шляпкой. Под грибом собрались насекомые и животные. Такая картинка.


Только она одна ярче всех запечатлелась в голубоватом тумане младенческих лет, в той его неразличимой глубине, где витают только обрывочные образы, вкусы, запахи, звуки и ощущения, идущие родом из того изначалья существования, которому и слова-то подобрать нельзя…


Короче, с самого своего рождения и до шести, примерно, лет я каждый день пил свою амброзию, или что я там пил, из кружки с изображением одного из самых древнейших шаманских растений Урала, Сибири и Северной Европы, легендарного символа шаманской инициации, источника сверхсилы и сакрального знания древних ариев; того самого растения, которое, по мнению Роберта Уоссона, и является главным ингредиентом той самой таинственной сомы, напитка богов, о которой идет речь в Ригведе. А зачали меня и купили мне эту кружку, как я уже сказал, на Урале.

Я очень любил эту свою кружку и активно отказывался пить из какой-либо другой. Я до сих пор отчетливо помню каждую ее деталь вплоть до отбитого кусочка желтоватой эмали на ручке. Особенно мне нравилось разглядывать рисунок — гриб и собрание лесных жителей под ним.


Уже гораздо позднее, во взрослом возрасте, я понял, что мой мухомор на кружке был иллюстрацией сказки советского детского писателя Владимира Сутеева. Сказка так и называлась — «Под грибом». Смысл ее заключался в том, что сначала под грибом спрятался от начавшегося дождя муравей. При этом гриб был такой маленький, что он едва нашел себе под ним место. Затем прилетела промокшая бабочка — и ей, о чудо, также нашлось пристанище под волшебным грибом. Как и пришедшим следом мышке, воробью и зайцу. «Как же так случилось, что раньше мне одному под грибом тесно было, а теперь всем пятерым место нашлось?» — изумился под конец муравей.

«Ква-ха-ха! Ква-ха-ха!», засмеялся кто-то. Все посмотрели: на шляпке гриба сидит Лягушка и хохочет: «Эх, вы! Гриб-то…» Не досказала и ускакала. Посмотрели все на гриб и тут догадались, почему сначала одному под грибом тесно было, а потом и пятерым место нашлось. А вы догадались?

Любопытно, что мухомор не был каноническим изображением гриба из этой сказки. В большинстве ее советских изданий и экранизаций волшебным грибом была не идеологически сомнительная Amanita, а безупречные в своей родословной белый гриб или подосиновик. Вероятно, идея изобразить чудо-гриб в виде именно мухомора могла прийти в голову только уральским умельцам.


Ну и, как выяснилось впоследствии, волшебный гриб был только завязкой всей этой сказочки. А оказаться «под грибом» во всех смыслах этого слова суждено было в скором будущем и нынешнем настоящем не только мне, но и всему прогрессивному человечеству...


Кстати, еще одна забавная синхрония: фото с изображением шамана и мухомора, которым проиллюстрирована эта глава, я сделал в своем доме, куда я въехал буквально месяц назад. Нарисован он над камином в гостиной собственной рукой прежней хозяйки жилища, которая — кто бы сомневался! — тоже родом с Урала.

Просмотров: 5

© 2007-2020 Роман Мокша